Перейти к основному контенту
Ростов-на-Дону ,  
0 

Евгений Эберенц: Спад экономики ЮФО и СКФО оказался ниже прогнозов

Сложные условия на рынке привели к турбулентности в банковской сфере, росту инфляции, лихорадке всех сегментов экономики. Каким был 2022 год, рассказал начальник Южного ГУ Банка России Евгений Эберенц

— Какие предварительные итоги 2022 года можно подвести в сфере кредитования на Юге и Северном Кавказе? Третий год подряд банковский сегмент переживает сложные времена, объемы заимствований сильно колеблются из-за общей нестабильности. Какие основные тренды вы можете выделить?

— Да, этот год был действительно непростой. Ограничения внешней торговли, затруднения в закупках сырья и комплектующих, разрывы внешнеэкономических связей — все это заметно повлияло на ситуацию в экономике. Компаниям нужно было искать новых клиентов, поставщиков и подрядчиков, приспосабливаться к изменившимся условиям.

В феврале, в том числе благодаря мерам, которые принял Банк России, удалось обеспечить бесперебойное функционирование финансового сектора. Среди этих мер — временное повышение ключевой ставки, ограничение свободного движения капитала, регуляторные послабления для банков и финансовых организаций. Кроме того, ЦБ РФ вернул механизм кредитных каникул для людей и бизнеса, который впервые был введен в период пандемии. Это позволило поддержать заемщиков в сложный период.

На этом фоне менялись тенденции на кредитном рынке как в целом по России, так и в регионах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов. В конце февраля значительно ослаб рубль, выросли инфляционные ожидания, это существенно подстегнуло потребительскую активность, в том числе в моменте увеличился спрос на кредитование.

Тогда годовой темп прироста портфеля в розничном секторе двух округов достиг максимального значения с 2014 года — почти 26%. С марта люди стали брать меньше кредитов, и прирост розничного портфеля существенно замедлился — до 12% на 1 октября в ЮФО и до 11% в СКФО.

Затем бизнес оживился, и на начало октября годовой прирост кредитного портфеля в ЮФО составил уже 32%, в СКФО — 28%. Это существенно больше, чем в целом по стране, — 14%.

Положительная динамика есть как в сегменте крупных предприятий, так и среди МСП. Это связано в первую очередь с действием мер поддержки. Чтобы смягчить последствия санкций, для системно значимых предприятий и импортеров приоритетной продукции были введены программы льготного кредитования.

Для субъектов МСП Банк России во взаимодействии с правительством страны разработал целый комплекс антикризисных льготных продуктов. Один из них — программа стимулирования кредитования, максимальный процент по ней не может превышать ключевую ставку более чем на 3 п.п.

В то же время в нашем ежеквартальном опросе банки указывали, что рост спроса бизнеса на заемные средства в третьем квартале был связан также и с улучшением условий кредитования в целом. Вслед за снижением ключевой ставки снижались и рыночные, банки активизировали финансирование большинства отраслей, восстановили лимиты выдачи в беззалоговых продуктах и расширили перечень объектов, принимаемых к обеспечению.

— Если мы говорим о потребительском кредитовании, то какие тенденции есть на рынке на Юге России? Что происходит, например, с ипотекой?

— В розничном кредитовании мы наблюдаем замедление роста. Наиболее заметно проседание именно в потребительском сегменте: годовые темпы прироста портфеля снизились втрое. Я хочу отметить: вплоть до марта этого года за счет потребительских займов люди часто делали крупные покупки — приобретали автомобили, технику.

После усиления санкционного давления спрос на такие кредиты заметно снизился: росли ставки, банки ужесточили неценовые условия предоставления ссуд, люди стали меньше потреблять и больше сберегать. По мере стабилизации ситуации во втором и третьем кварталах банки начали снижать ставки и увеличивать максимальную сумму и срок кредитования. Поэтому спрос на кредиты в розничном секторе несколько оживился, особенно в августе-сентябре.

В жилищном кредитовании рост тоже замедлился, но ипотека все равно оставалась драйвером розничного сектора. Как в ЮФО, так и в СКФО прирост ипотечного портфеля за год, по данным на 1 октября, превысил 21%. Спрос поддержали льготные ипотечные программы. Например, Краснодарский край в январе-сентябре занимал четвертое место среди регионов России по объему выдачи как льготной, так и семейной ипотеки.

— Как в целом себя чувствует банковский сектор региона? Есть ли риски для банков? Вызывает ли ситуация с их финансовым положением беспокойство?

— Банковская система выдержала испытание и сохранила запас прочности. Это результат большой работы по укреплению финансовой системы, которую Банк России проводил в течение многих лет. Я имею в виду очищение рынка от ненадежных, недобросовестных участников, создание собственной финансовой инфраструктуры — это и карты «Мир», и СБП, и Система передачи финансовых сообщений.

Что касается сегодняшнего финансового положения банков, то оно не вызывает опасений, у них есть необходимый запас капитала, с ликвидностью также нет проблем. Да, в конце февраля клиенты массово забирали деньги со счетов, переводили свои активы в наличные. Но уже во второй половине марта основная часть снятых средств вернулась в банки. В целом по стране на 1 октября фиксируется хотя и небольшой, но все же приток средств физических лиц в годовом выражении — рост на 0,6%. Жители ЮФО наращивают депозиты более активно — сейчас они хранят в банках свыше 2,2 трлн рублей, приток за год — 5,6%.

— Изменила ли сложная геополитическая ситуация структуру корпоративного кредитного портфеля макрорегиона? Какие показатели и тренды есть? Что вышло на первый план? Сократились ли объемы кредитования в 2022 году? С чем связаны такие тенденции?

— Корпоративное кредитование сейчас растет достаточно хорошими темпами. Это ответ на те трансформации, что происходят в российской экономике. Предприятия адаптируются к новым условиям, используют заемные деньги для замещения внешних заимствований, пополнения своих оборотных средств, развития.

Структура кредитного портфеля бизнеса изменилась. Причем не только в разрезе отраслей, но и валюты. Заметны перемены также в соотношении «крупные заемщики» — «МСП». В разрезе отраслей в Южном федеральном округе выросла доля торговых компаний — с 19% до 26%. Некоторые предприятия пустили эти деньги на подорожавшую логистику. Заметно нарастили свои обязательства перед банками строительные, риэлторские и другие компании, работающие в сфере операций с недвижимостью: в Краснодарском крае их портфель вырос в 1,7 раза, в Волгоградской области — втрое. Это связано с высоким спросом на жилье в прошлом году и начале нынешнего. В ответ на этот спрос росли и объемы строительства.

В СКФО в корпоративном кредитовании вырос удельный вес предприятий обрабатывающей и, в частности, химической промышленности — с 1% до 8%. Связано это с расширением портфеля займов ставропольскими компаниями.

Валютная структура портфеля изменилась в пользу рублевых средств. Так, в ЮФО доля заемных средств в национальной валюте к началу октября превысила 95% (годом ранее было 88%), в СКФО — 98% после 96% в прошлом году. Эта тенденция свойственна прежде всего предприятиям нефтяной, транспортной отрасли, пищевой промышленности и АПК и связана как с отказом бизнеса от использования в расчетах валют недружественных стран, так и с процессом девалютизации банковских операций.

Если говорить об МСП, в ЮФО доля этого сегмента за год выросла на 3 процентных пункта и достигла трети от всего корпоративного портфеля. Основной вклад внесли предприятия Краснодарского края и Ростовской области. В СКФО этот показатель традиционно самый высокий в России — кредиты МСП составляют свыше 40% портфеля, а по стране — вдвое меньше. Связано это с особенностями структуры ВРП: в регионах Северного Кавказа удельный вес малого и среднего бизнеса выше, чем в среднем по стране.

Объемы выдачи кредитов МСП за девять месяцев выросли в ЮФО почти на 13%, в СКФО — на треть. Хотя по стране мы видим снижение на 23%. Активнее всех пользовались кредитной поддержкой торговые компании и организации, занимающиеся операциями с недвижимостью. Кроме того, спрос отмечен со стороны агропредприятий. Доступными кредиты для них делают меры господдержки. Например, программа Минсельхоза России — по ней предприятия АПК получили существенный объем льготных займов в нынешнем году.

— В ноябре регулятор сообщал, что рост цен замедлился во всех регионах, но в южном — наиболее значительно. Почему? С чем вы это связываете?

— Да, действительно, годовая инфляция в октябре продолжила снижаться, но на юге эта тенденция была особенно выражена. В ЮФО рост цен замедлялся уже шестой месяц подряд. В октябре это было связано с более сильным, чем по России, уменьшением темпа роста цен на продукты питания. Основной вклад здесь внесло изменение стоимости плодоовощной продукции — огурцов, помидоров, картофеля. Благоприятные погодные условия позволили аграриям увеличить урожайность, вслед за этим расширилось предложение на внутреннем рынке, что повлияло на цены.

Также замедлился рост стоимости мясопродуктов, молока и молочной продукции, что связано со снижением цен на зерно и сою. Вы знаете, урожай зерновых в этом году был высокий, в некоторых регионах даже рекордный. В результате увеличилось производство комбикормов, что сказалось на снижении их стоимости и привело к сокращению затрат животноводов. Повлияли также государственные меры поддержки отрасли.

В СКФО схожая динамика и аналогичные причины изменения инфляции. Отдельно хочу отметить, что показатель роста цен на Северном Кавказе второй месяц подряд ниже, чем в целом по стране, после трехлетнего превышения общероссийского значения.

— На федеральном уровне ЦБ РФ установил прогноз по инфляции по итогам 2022 года на уровне 12–13%. Как будет, по вашим оценкам, выглядеть ситуация на Юге России? Ждать ли дальнейшего снижения инфляции? Что будет на нее влиять?

— Да, по прогнозам Банка России, по итогам текущего года инфляция составит 12–13% с учетом переноса на этот декабрь с июля следующего года индексации тарифов на коммунальные услуги. Без изменений остался прогноз на будущий год — 5–7%. К целевому значению вблизи 4% инфляция вернется в 2024 году.

Ситуация на Юге, как и в других регионах страны, будет зависеть от состояния экономики. Сейчас во всех субъектах идет адаптация бизнеса под новые условия. Экономическая неопределенность продолжает влиять и на потребительскую активность, которая в Южном и Северо-Кавказском округах остается сдержанной, и на инфляционные ожидания людей и предприятий, которые остаются повышенными.

На цены влияет очень много факторов — как постоянных, так и временных, а также внутренних и внешних. Как вы знаете, в Основных направлениях денежно-кредитной политики описаны разные сценарии, в том числе «ускоренной адаптации» и «глобального кризиса». Вместе с тем основным остается базовый сценарий, при котором глобальная экономика избежит новых серьезных потрясений. Спад российской экономики, которого просто невозможно было избежать в нынешних условиях, оказался меньше, чем многие ожидали. По прогнозу Банка России, он продлится и в следующем году. Но во второй половине 2023 года экономика начнет возвращаться к росту.

Оперативные новости и важная информация — в Telegram-канале РБК Ростов

СберПро Исследование

Самые востребованные цифровые профессии
в России сегодня

СберПро Интересное

Трудности найма.
Как подбирают 
и удерживают производственный персонал

СберПро АПК

Как российские производители ищут путь к сердцу потребителя

СберПро Промышленность

Тренды производства 
и торговли минеральными удобрениями

СберПро Интересное

Технологии рекламы. Как за два года изменились цифровые коммуникации

СберПро Бизнес

На стороне бизнеса: дискуссионный проект о трендах и стратегиях развития в новой реальности

СберПро Промышленность

Живой организм. 
Кто и зачем развивает биотехнологии 
в России

СберПро Интересное

Четыре кита цифровизации. 
На что делают ставку компании-лидеры

СберПро Интересное

Фактор успеха. 
От чего зависят результаты цифровой трансформации

СберПро Главное

Кейсы лидеров бизнеса. Мнение ведущих экспертов. Актуальные тренды 
в отраслях экономики

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 13 июля
EUR ЦБ: 95,76 (+0,08)
Инвестиции, 12 июл, 17:49
Курс доллара на 13 июля
USD ЦБ: 87,74 (-0,25)
Инвестиции, 12 июл, 17:49
Все новости Ростов-на-Дону
Минобороны отчиталось о сбитом украинском МИГ-29 Политика, 14:07
Донские депутаты попросят расширить поддержку пострадавших от ЧС аграриев Ростов-на-Дону, 14:06 
8 вопросов, которые застанут соискателя врасплох — MIT Sloan Pro, 14:04
Брокер БКС приостановил ввод и вывод средств в казахстанских тенге Инвестиции, 14:01
Секретная служба опровергла, что отправила охрану Трампа к Джилл Байден Политика, 13:59
Spiegel рассказал об участии немецкого снайпера в боях за Часов Яр Политика, 13:52
Нидерландская Yandex N.V. закрыла сделку по продаже российского бизнеса Инвестиции, 13:52
Онлайн-курс Digital MBA от РБК
Объединили экспертизу профессоров MBA из Гарварда, MIT, INSEAD и опыт передовых ИТ-компаний
Оставить заявку
В Лондоне решили усилить меры безопасности перед выступлением Карла III Политика, 13:52
Эксперты оценили, сколько объектов в Москве подпадет под повышенный налог Недвижимость, 13:36
Военная операция на Украине. Главное Политика, 13:34
Украинского футболиста отстранили за подмену допинг-пробы Спорт, 13:34
Президент Грузии оспорит закон об иноагентах в Конституционном суде Политика, 13:34
В Белоруссии давно, в России готовятся: как будут регулировать майнинг Pro, 13:28
В Кремле не видели письмо нобелевских лауреатов о прекращении огня Политика, 13:26