Перейти к основному контенту
Ростов-на-Дону ,  
0 

Конец угольной эпохи: чего не хватает шахтерским городам на Дону

Для дальнейшего успешного развития бывших моногородов Ростовской области, получивших статус территорий опережающего развития, необходимо дополнительное финансирование, убеждены донские политики
Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Депрессивные территории

Понятия «шахтерские города» и «депрессивные территории» являются в Ростовской области едва ли не синонимами. Банкротство угольных предприятий, на которых базировалась экономика таких городов как Гуково, Зверево или Донецк, приводило к систематическим задержкам зарплат и к последующей безработице.

Термин «депрессивные территории» в т.ч. регулярно использовался министрами и депутатами в ходе заседаний парламента и правительства, пока донской губернатор Василий Голубев не принял решение об изменении этой риторики.
«Нам надо перестать называть шахтерские территории депрессивными. Иначе, если я там живу, то я и сам депрессивным становлюсь. Для меня эти города и районы — территория развития», — отметил он.

В итоге идею поддержали не только на региональном, но и на государственном уровне. Три шахтерских моногорода Ростовской области получили от Правительства РФ статус территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР).

ТОСЭР Гуково была зарегистрирована в 2016 году. По данным пресс-службы министерства промышленности и энергетики региона, за это время объем капиталовложений инвесторов в город составил около 400 млн рублей, создано 780 новых рабочих мест. Донецку и Зверево предстоит повторить опыт Гуково — они стали ТОСЭР в марте 2018 года.

Фото: invest-don.com

Новый статус введен для того, чтобы повышать инвестиционную привлекательность бывших моногородов при помощи льгот, которые получают резиденты. В числе преференций — нулевая ставка по налогу на прибыль организаций, снижение тарифов по страховым взносам, возможность освобождения от уплаты регионального налога на имущество и местного земельного налога.

В настоящее время в Гуково в качестве резидентов действуют ООО «Титан» (Производство прицепной техники), ООО «Европлита» (производство изделий из бетона), «Гуковский Завод Строительных Материалов», ЗАО «Швея» (производство одежды) и другие предприятия.

Швейная фабрика для шахтеров

Как отметил в ходе заседания правительства министр экономического развития региона Максим Папушенко, территории опережающего развития в Ростовской области получат до 2020 года 6,3 млрд руб. в качестве инвестиций. По его словам, средства будут выделены в рамках программы «Комплексное развитие моногородов». Так, 4,8 млрд руб. поступит из бюджета региона, 1,2 млрд руб. — из федеральной казны и 0,3 млрд руб. — из местных бюджетов. В текущем году в рамках программы предоставят 2,3 млрд руб., в 2019 году — 2,2 млрд руб., в 2020 году — 1,8 млрд руб.

«Решения, которые были приняты на федеральном уровне, дали плоды. Но нужно уделить больше усилий и внимания этим территориям. Нужно продолжать реализацию комплексной программы развития моногородов, нужно усилить контакт с федеральным уровнем власти, потому что есть ряд нестыковок в законодательстве, которые необходимо устранить. Мы договорились с правительством о том, что в ближайшие три-четыре года будет уделено особое внимание этим городам с точки зрения дорожной инфраструктуры», — рассказал Папушенко.

При этом некоторые политики не разделяют оптимизм министра. В частности, в ходе выступления на заседании донского правительства депутат Законодательного Собрания и представитель «Справедливой России» Сергей Косинов отметил, что сам по себе рост финансовой поддержки и других экономических показателей не говорит о том, что было найдено окончательное решение социальных проблем в шахтерских территориях.

«Бывшие горняки — это люди которые привыкли жить с уровнем заработной платы выше среднего показателя по региону. Ситуация, которая сложилась с демографией на шахтерских территориях, оставляет желать лучшего. Откуда может появиться уверенность, что к 2025 году мы найдем в том же Гуково людей, которые будут работать на новых предприятиях? Они просто уезжают из города на заработки. Нужно понимать, что там живут шахтеры, которые не могут работать на швейной фабрике или другом производстве», — отметил Косинов.

Депутат подчеркнул, что привлечение инвесторов необходимо, однако без дополнительного финансирования социальной сферы шахтерские территории так и останутся «депрессивными».

«Необходимо поддерживать эти города дополнительно. Пока мы не наведем порядок в социальной сфере, не будет толку. Понятно что надо развивать моногорода и мы должны выделять средства и следить за тем чтобы они расходовались эффективно. Но если мы не займемся развитием инфраструктуры, то деньги, которые выделены на все остальное, будут выделены бессмысленно», — добавил он.

Как сообщал РБК Ростов, власти планируют расширять программу реструктуризации горных предприятий в Ростовской области. В частности, член Общественной палаты РФ Леонид Шафиров предложил донским депутатам создать за счет средств федерального бюджета страховой фонд для проведения мероприятий по устранению последствий работы закрытых горных предприятий в моногородах. Фонд предлагается создать на базе госучреждения по реструктуризации шахт — ГУРШ Минэнерго РФ.

Фото: pixabay.com

Бизнес-план для моногородов

С похожими проблемами столкнулись не только в других регионах России, но и в других странах. В частности, в Германии, где уже с 2000-х годов идет полный отказ от угледобывающей промышленности, последние шахты закроются до конца 2018 года.

Как рассказал РБК Ростов бывший министр по охране окружающей среды, охраны природы и ядерной безопасности Германии Юрген Триттин (занимал пост в 1998—2005 годах), главное для шахтерских территорий и моногородов — заранее спланированная стратегия.

«Я знаю, что в России есть много городов, основанных в угольных территориях, где на шахтерских предприятиях работает большая часть населения. Таким территориям или моногородам необходим четкий план развития на 20 лет вперед. В этом плане должен быть полный расчет бюджета и конкретные шаги, проще говоря, бизнес-план для территории. Например, у нас в Дортмунде после отказа от угля возникла такая ситуация. Но город смог выйти из нее — помог смешанный тип стратегии развития: постепенный отказ от угля вместе с открытием новых производств и переобучением бывших горняков», — отметил он.

Триттин сетует на то, что в Германии на государственном уровне не сразу оценили плюсы отказа от угля, а потому часть инвестиций была направлена в отрасль, которая «доживает свой век».

«Я могу сказать, что в России, по сравнению с Германией, ситуация в угольных регионах гораздо серьезнее. Наша ошибка в том, что мы долго тянули с отказом от каменного угля. Какое-то время его добыча была не только экологически не безопасной, но и нерентабельной. Это привело к тому, что инвестиции пошли не туда, куда стоило. Мы должны были вкладываться не в уголь, а в возобновляемые источники энергии», — пояснил бывший министр.

С этой точкой зрения солидарна и научный сотрудник Института перспективных исследований устойчивости (IASS) в Потсдаме Даниэла Сеттон.

«Было бы иллюзией считать, что угольную отрасль легко можно заменить любыми другими предприятиями. Поддержку регионов должно осуществлять правительство и местные власти. Проблемы, которые возникают в территориях, где не были готовы к закрытию угольных предприятий, решать очень сложно. Следует отток рабочей силы, затем упадок экономики этой территории или моногорода. Открыть новые горизонты для таких муниципалитетов — задача очень сложная. И это, в первую очередь, задача политиков», — уверена она.

Как отметила представитель Агентства угольной конверсии города Иббенбюрен Моника Умлауф, было бы ошибкой полагать, что в Германии все проблемы в социальной сфере в шахтерских территориях были благополучно решены.

«Есть не только положительные примеры по спасению шахтерских городов от кризиса. Например, в бассейне реки Рур эта проблема встала очень остро в 1980-е годы, когда там начали закрывать шахты, никак не подготовившись к этому. В итоге на улице оказалось довольно большое число людей. Это привело к огромным социальным проблемам в Руре, которые удалось решить только спустя годы. Однако в Иббенбюрене мы с этим не столкнулись благодаря тому, что у нас был большой горизонт планирования. Мы заранее продумали, какие шаги предпринимать. Но это не только персональная ответственность работодателей и муниципалитета, важно, что на планирование была политическая воля», — рассказала она РБК Ростов.

Энергетический поворот

Отказ Германии от угля продиктован не только экономическими и социальными причинами. С начала 2000-х немецкое правительство ориентируется на постепенный отказ от углеводородной и ядерной энергетики и переход на Возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Этот процесс получил название «Энергетический поворот».

Фото: finobzor.ru

Как ранее сообщал РБК, к 2035 году страна планирует увеличить долю электроэнергии из ВИЭ до 55–60%. После катастрофы на Фукусиме немецкий канцлер Ангела Меркель объявила о планируемом отключении всех АЭС к 2022 году.

Хотя лидером среди ВИЭ во всем мире считается солнечная энергетика, Германия отдает приоритет ветру и уже является лидером ветроэнергетики в Евросоюзе. В октябре 2018 года немецкие ветряки поставили рекорд: выработка достигла 61% от потребления.

По словам руководителя группы экспертов по низкоуглеродной политике немецкого НКО Germanwatch Ольдага Каспара, ключевые цели масштабного развития ВИЭ в Германии — снижение зависимости от ввозимого угля и газа, а также отказ от атомной энергетики. Этот «зеленый» курс страны инициирован и поддерживается на федеральном уровне.

«В условиях реструктуризации шахт и отказа от угля инвесторы не видят смысла вкладывать свои средства в уголь. Они понимают, что тренд сейчас на стороне ВИЭ. Это же касается и атомной энергетики. Население Германии активно выступает против ее использования. Ключевым экономическим трендом становится энергоэффективность», — пояснил Каспар.

В России (и в Ростовской области в частности) прослеживается иная тенденция: инвестиции в донскую экономику идут и по линии углепрома, и по ВИЭ. Например, чешская компания E.Connect Assets приняла решение купить шахты «Ростовская» и «Замчаловская», которые ранее принадлежали обанкротившемуся «Кингкоулу». По данным компании, промышленные запасы шахты «Замчаловская» составляют 27 млн. 451 тыс. тонн угля, при этом плановая производственная мощность шахты составляет 1 миллион тонн в год.

Промышленные запасы шахты «Ростовская» составляют 40 млн. тонн, при возможной производственной мощности в 600 тыс. тонн в год. Кроме того, в 2017 в Белокалитвинском районе, на крупнейшей шахте региона «Садкинская», открылась горно-обогатительная фабрика. Объем инвестиций составил более 1,1 млрд рублей, благодаря вводу фабрики дополнительно создано 200 новых рабочих мест.

В направлении ВИЭ Ростовская область также планирует привлечь крупный объем инвестиций. До 2024 года в донском регионе появится четыре ветропарка, один из них планируют открыть в конце 2019 года. В ближайшие годы, по предварительным прогнозам, в эту сферу только в Ростовской области планируют вложить около 70 млрд руб.

СберПро Медиа Туризм

Барометр отрасли: развитие внутреннего туризма

СберПро Медиа Промышленность

Рекордная цена: 
как развивается золотодобыча на фоне растущего спроса

СберПро Медиа Транспорт

В поисках баланса. Как развиваются контейнерные перевозки в России и мире

СберПро Медиа Интересное

Как технологии помогают бизнесу повысить эффективность в разных отраслях

СберПро Медиа Интересное

Особенности внедрения искусственного интеллекта в бизнес-процессы

СберПро Медиа Промышленность

Барометр отрасли: химическая промышленность

СберПро Медиа Финансы

Эволюция банкинга. Как и почему крупный бизнес переходит на Open API

СберПро Медиа Интересное

Вместе к успеху. Как выстраивать коммуникации 
в команде

СберПро Медиа Промышленность

Сплав технологий: 5 трендов цифровизации в металлургии

СберПро Медиа Интересное

Нейро-, микро- и лайфстайл. Тренды российского онлайн-образования

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.

*

Лента новостей
Курс евро на 25 мая
EUR ЦБ: 97,1 (-0,78)
Инвестиции, 24 мая, 17:19
Курс доллара на 25 мая
USD ЦБ: 89,7 (-0,55)
Инвестиции, 24 мая, 17:19
Все новости Ростов-на-Дону
В Бурятии жителям запретили ходить в лес Общество, 05:29
Украинские военные рассказали о недостатках мобилизации Политика, 05:08
В Житомирской, Киевской и Хмельницкой областях Украины прогремели взрывы Политика, 04:53
Умер автор песен «Книги джунглей» и «Мэри Поппинс» Ричард Шерман Общество, 04:36
США предупредили банки Европы об «очень больших рисках» из-за России Политика, 04:16
Министр обороны Испании назвала происходящее в секторе Газа геноцидом Политика, 04:08
На всей территории Украины объявили воздушную тревогу Политика, 03:51
Онлайн-курс Digital MBA от РБК
Объединили экспертизу профессоров MBA из Гарварда, MIT, INSEAD и опыт передовых ИТ-компаний
Оставить заявку
Сунак обещал ввести в Британии воинскую повинность при победе на выборах Политика, 03:26
Посол обвинил Байдена в оскорблении всех россиян из-за выпадов на Путина Политика, 03:20
В Гидрометцентре спрогнозировали июльскую погоду после похолодания Общество, 02:45
В Москве арестовали предпринимателя по делу о призывах к терроризму Политика, 02:25
Италия отвергла призыв Столтенберга разрешить Киеву удары по России Политика, 02:14
Ники Минаж оштрафовали на €350 за попытку вывезти наркотики и отпустили Общество, 01:58
Захарова назвала заявление Байдена о незаменимой нации «кринжем года» Политика, 01:39