Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 7 февраля
EUR ЦБ: 76,03 (-0,7)
Инвестиции, 06 фев, 19:04
Курс доллара на 7 февраля
USD ЦБ: 70,6 (+0,21)
Инвестиции, 06 фев, 19:04
Все новости Ростов-на-Дону
Премьер Польши назвал ЕС «наркоманом» из-за зависимости от газа из России Политика, 04:51
Число погибших при землетрясении в Турции достигло почти 3000 Общество, 04:44
Экс-глава армии НАТО счел препятствием сроки поставок оружия Киеву Политика, 04:25
Регион ФРГ выступил против продажи аэропорта миллиардеру Харитонину Бизнес, 04:22
Российские спасатели прибыли в Турцию для помощи после землетрясения Общество, 03:29
Чиновникам запретили летать на вертолетах после катастрофы под Киевом Политика, 03:15
Рогозин сообщил о смерти попавшего с ним под обстрел экс-офицера ССО Политика, 03:05
Что подарить тем, у кого все есть?
Подписка РБК Pro – престижный подарок для тех, кто хочет принимать уверенные решения в бизнесе, карьере и финансах.
Купить сертификат
США заявили об отсутствии планов закрывать каналы связи с КНР из-за шара Политика, 02:57
Арестович допустил «сценарий двух Корей» Политика, 02:19
В загоревшейся пристройке к складу на юге Москвы произошло два взрыва Общество, 01:59
Клишас назвал идею о смертной казни для предателей «потоком сознания» Политика, 01:45
Рушди опубликовал первое фото спустя почти полгода после нападения Общество, 01:36
Число пострадавших после землетрясения в Турции превысило 14 тыс. человек Общество, 01:03
Вучич описал возможность признания Косово Сербией словом «мечтайте» Политика, 00:54
Ростов-на-Дону ,  
0 

Игорь Бураков: «Рост инвестиций говорит о перестройке экономики Дона»

Генеральный директор «Агентства инвестиционного развития Ростовской области» (АИР) Игорь Бураков о росте объема инвестиций в экономику региона, новых проектах, и преференциях для инвесторов
Игорь Бураков
Игорь Бураков (Фото: пресс-служба АИР)

— Чем объяснить рост инвестиций в экономику Ростовской области на 13% в первом полугодии 2022 года, на фоне масштабных санкций?

— Мое объяснение — нынешний мировой политический кризис, частичный демонтаж прежней глобальной экономической конструкции или даже полное разрушение ее отдельных элементов запустили масштабную перестройку экономики в том числе нашего региона. И эта трансформация не может не сопровождаться новыми инвестициями. Бизнес не мог замереть и остаться на месте в этой ситуации.

Например, с уходом ряда производителей с российского рынка возникли ниши, даже вакуум, который требовалось заполнить. Поменялись планы, перестроилась логистика. И так далее, и тому подобное. Всё это стало импульсом для новых инвестиций.

Характерная в этом контексте деталь: впервые за 19 лет работы «Агентства инвестиционного развития Ростовской области» я видел такую фантастически активную весну. Наш проектный портфель пополнился 52 инвестпроектами и проектными инициативами. Что шло в разрез с первыми мрачными прогнозами об экономической ситуации в России в 2022 году, непредсказуемостью в экономике. Конечно, не все эти проекты и проектные инициативы в итоге реализуются, но чем больше входящий поток, тем выше конечный результат, например, в виде новых заводов и фабрик.

Отмечу, что экономика Ростовской области отличается устойчивостью к кризисам. Объясняется это высоким уровнем ее диверсификации и гибкостью. В новых реалиях определенным подспорьем стали и наши масштабные инвестиционные заделы прошлых лет. Проекты не остановились, некоторые, наоборот, ускорились.

— С какими итогами регион подходит к финалу 2022 года, сохранилась ли тенденция к росту объема инвестиций?

— Я думаю, в номинале, без учета инфляции, мы в 2022 году примерно повторим результат 2021 года, когда инвестиции выросли на 14% относительно предыдущего года и оценивались в 398 млрд рублей. В 2022 году, по уточненным прогнозам, объем инвестиций в Ростовскую область составит примерно 400 млрд рублей.

Такой показатель на самом деле большая победа, особенно если вспомнить весенние прогнозы федерального Минэкономразвития, многих экспертов: уровень падения инвестиций тогда оценивался по году до 18–20%. Действительность оказалась лучше первоначальных ожиданий. Проекты не только в основном не замораживаются, появились новые. Приведу один весьма показательный пример: у нас сейчас сразу три серьезных инвестора идут в тему строительства малотоннажных заводов по производству СПГ.

В России планируется до 2030 года построить 30 таких заводов. Так вот, три из них, а это 10% общенационального плана, построят в Ростовской области. По каждому из этих проектов, в зависимости от мощности завода, предполагается от 1,5 млрд рублей до 10 млрд рублей инвестиций. Причем речь идет об отраслевых лидерах, не только национального, но и глобального масштаба. 

— Инвестиционного торможения региону удалось избежать? 

— Некоторое кратковременное торможение случилось после 21 сентября, когда объявили частичную мобилизацию. Ряд компаний откладывали инвестрешения, не понимая, что будет дальше, какие еще возможные шаги мобилизационного (в широком смысле) характера последуют. Когда эти дополнительные неопределенности ослабли, проекты вернулись на свои траектории, инвестиционная активность снова начала оживать.

— Как решать проблемы с доставкой зарубежного промышленного оборудования, помимо параллельного импорта и поиска альтернатив в дружественных странах?

— Есть крайне важная задача, которую мы начинаем качать, в том числе, с платформы Законодательного Собрания Ростовской области: возродить отрасль станкостроения, которую Россия объективно, в основном, утратила. А это, между тем, ключевое направление, потому что речь идет о фактически заводах, производящих заводы. Именно здесь сокрыт во многом потенциал реального технологического суверенитета нашей страны.

Тут необходимы огромные инвестиции, долгосрочные программы. Вряд ли мы найдем сейчас частных инвесторов, готовых в эту тему самостоятельно вложиться на 100% и создавать конкурентоспособные российские станки, оборудование. Инвестиционные проекты в этой сфере, мы считаем, необходимо поддерживать как минимум инвестиционным кешбэком. У нашей страны есть схожий успешный опыт, когда инвестиционный кешбэк в размере до 30% поспособствовал ускоренному запуску в стране более чем 2000 га теплиц, чтобы радикально снизить нашу зависимость в весенне-зимний период по ряду овощных позиций от Турции и ряда других стран. Важную с точки зрения продовольственной безопасности задачу решили буквально за пару-тройку лет.

В случае со станкостроением, размер инвестиционного кешбэка должен быть, наверное, минимум 50%, а ключевое условие его получения — успешная реализация проекта, ввод производства в эксплуатацию. С этой инициативой мы планируем выйти на федеральный уровень.

— Возвращаясь к региональным инвестпроектам Ростовской области. Увеличение сроков их реализации — общая тенденция, или есть исключения?

— Ряд инвестпроектов, несмотря на сложности, завершится быстрее, чем планировалось. Они форсируются в связи со срочностью и ростом актуальности тех задач, которые решаются этими проектами. Взять, к примеру, один из нынешних флагманских проектов «Ростсельмаша» — строительство нового завода по выпуску строительной и дорожной техники. В этом сегменте российского рынка до событий 2022 года доминировали большие глобальные зарубежные производители.

Пытаясь вовлечь инвесторов в эту тему, мы сталкивались с тем, что они не могли, даже на нашем национальном рынке, выдержать конкуренцию с иностранцами. Теперь ситуация изменилась. В какой-то степени то же самое можно сказать и про второй флагманский проект «Ростсельмаша» — новый тракторный завод. Чем быстрее будут реализованы подобные проекты, тем лучше, их актуальность в текущем году возросла радикально.

— К числу срочно ускоренных проектов, можно, видимо, отнести и производство компьютерной техники группы компаний «Бештау»?

— Для региона это новая и яркая история. У нас на глазах в Ростове-на-Дону рождается новый кластер электронной промышленности. При этом он не связан с оборонкой, и предполагает очень высокую степень локализации. Комплектующие в основном отечественные, количество импортных — не критичное. Уже понятна номенклатура продукции: предприятие будет производить печатные платы, пластиковые корпуса для мониторов и компьютеров, клавиатуры, компьютерные мыши, делаются первые шаги по сборке ноутбуков.

Этот проект, с учетом ситуации, нужен стране, как говорится «вчера». По сути, это заявка на появление крупного отечественного игрока на национальном рынке, хотя мы видим здесь и определённый экспортный потенциал. Бюджет развития, который просматривается у ГК «Бештау» до конца 2026 года — около 8 млрд рублей. И, судя по всему, это не предел. Мы постоянно работаем и с акционерами, и с руководством компании. Видим, как эффективно разворачиваются первые производства, и думаю, планы инвесторов могут масштабироваться еще шире.

— В том, что новые, высокотехнологичные предприятия появляются на территории Ростовской области есть какая-то закономерность?

— Я убежден, что в новой реальности инвестпривлекательность нашего региона выросла. В том числе в связи с высокой долей промышленности в нашей экономике: по самым скромным подсчетам — это около 23%. Сейчас переоценивается и возрастает роль промышленности, и мы будем расширять номенклатуру выпускаемой продукции. У региона есть необходимый для этого промышленный потенциал, профильные кадры и система их подготовки, компетенции, в том числе в запуске новых проектов. К тому же с точки зрения стоимости и условий реализации индустриальных проектов, у нас, возможно, одни из лучших позиций в стране.

— Назовите ключевые направления работы региональных властей по улучшению инвестиционного климата в Ростовской области в 2023 году?

— Ключевая позиция, и мы это уже видим в проекте бюджета на следующий год и на ближайшую трехлетку — сохранение всех преференций для инвесторов. В том числе, например, инфраструктурных субсидий, благодаря которым Ростовская область — первый в России регион с режимом тотального индустриального парка. Построив завод или фабрику в любой точке региона, после ввода в эксплуатацию промышленный инвестор гарантированно получает из областного бюджета возмещение от 50% до 80% своих инфраструктурных расходов.

Причем сейчас эта опция в Ростовской области распространяется не только на новые заводы и фабрики, но и, например, на строящиеся центры обработки данных (дата-центры), а также ряд других инвестиционных объектов. Сохранение этой и других преференций в нынешних условиях — одно из больших достижений, позитивный сигнал бизнесу.

— Инвесторы, делающие ставку на импортозамещение, могут быть уверенными в том, что западные компании не вернутся на рынок?

— Вопрос федерального уровня, но и на платформе Заксобрания региона мы обозначили эту проблему, предлагаем ее решения. На мой взгляд, необходимы два основных инструмента. Первый — высокие заградительные импортные пошлины сроком минимум на 10, а то и 20 лет в тех секторах рынка, где у нас создаются производства импортозамещающих товаров и услуг.

В случае, если иностранная продукция все-таки будет попадать в РФ с уплатой высоких заградительных импортных пошлин, наши производители смогут спокойно с ней конкурировать по показателю «цена/качество».

Второй механизм — квотирование. Когда мы видим, например, что наши промышленные инвесторы запустили предприятия, начали выпуск своей продукции, но покрывают, допустим, только 80% национального рынка, то для иностранных производителей квота должна составлять 20%. Эти меры позволят резко повысить предсказуемость ситуации, и дадут инвесторам важные законодательно подтвержденные гарантии возвратности и окупаемости их инвестиций, действенной защиты интересов отечественного бизнеса, а значит и нашей страны. 

— Назовите три главных итога для экономики Ростовской области в 2022 году?

— Мы выстояли, сохранили потенциал и перспективу. Уже очевидно, что 2022 год экономика региона завершит в основном с положительной динамикой. Такой результат не просматривался весной, и даже летом. В этом году мы в очередной раз убедились, что Ростовская область строит идеальную экономику будущего, созвучную провозглашенной национальной целевой модели: диверсифицированная несырьевая и инновационная экономика.

В плане диверсификации наш регион выигрывает даже в сравнении с некоторыми ведущими странами мира. По ряду показателей инвестиционной активности мы — номер один в России. А еще мы слабо зависим от сырья. У нас нет масштабных нефтегазовых месторождений, по крайней мере, пока. У нас действительно несырьевая экономика.

Мы близки к задуманному на национальном уровне будущему идеалу российской экономики. И оказалось, что в кризисных условиях это то, что позволяет себя хорошо чувствовать, и даже расти. Я всегда, надеясь на лучшее, в прогнозах исхожу из худшего сценария. И я не думал, что мы сможем в 2022 сохранить экономический рост. Но показатели говорят о том, что нам, скорее всего, это удастся.

Оперативные новости и важная информация — в Telegram-канале РБК Ростов

Теги