Лента новостей
Все новости Ростов-на-Дону
Порошенко и Зеленский собрали «Олимпийский» Политика, 22:01 Появилось видео наезда BMW на пешеходов в центре Петербурга Общество, 21:53 Трамп ответил «это конец моего президентства» на назначение Мюллера Политика, 21:53 Самолет с находящимся в искусственной коме Быковым вылетел в Москву Общество, 21:39 Савченко назвала свои предпочтения среди кандидатов в президенты Политика, 21:38 Сидни Кросби отказался сыграть за сборную Канады на ЧМ по хоккею Спорт, 21:26 Суд арестовал бывшего следователя ФСБ по подозрению в получении взятки Общество, 21:24 Осторожно, гештальт закрывается: писательский взгляд на Москву РБК и AFI Development, 21:13 Как реформируют рынок утилизации и переработки отходов Зеленая экономика, 20:59  Мутко оценил долги Северного Кавказа за газ и свет в ₽120 млрд Экономика, 20:53 Порошенко созвал Совбез Украины из-за решения суда по банку Коломойского Политика, 20:46 Госстат отчитался о сокращении численности населения Украины в 2019 году Общество, 20:42 Total купит по 10% в СПГ-терминалах НОВАТЭКА на Камчатке и в Мурманске Бизнес, 20:30 Появилось видео транспортировки Дмитрия Быкова из больницы в Уфе Общество, 20:24
Ростов-на-Дону ,  
0 
Оксана Лысенко: «Для театров настало время разрушения традиций и устоев»
Директор агентства маркетинговых коммуникаций FBR рассказала РБК Ростов о проекте «Особняк-театра Mrs.Lo», первом иммерсивном спектакле и рынке event-услуг на Юге
Фото: Агентство маркетинговых коммуникаций FBR

Иммерсивный театр создает эффект полного погружения зрителя в сюжет постановки. Это театр вовлечения, в котором зритель становится полноценным участником происходящего. ​​

Странно. Необычно. Немыслимо

— Иммерсивный спектакль «Поймай его, если сможешь» станет первым представлением «Особняк-театра Mrs.Lo». В чем особенности этого проекта?

— Начнем с того, что это иммерсивный театр, в котором стерта грань между зрителем и актерами. Зрители оказываются внутри действа. Нет сцены, нет рампы, нет партера и галерки, нет кресел, нет декораций — только «естественная среда обитания».

Вы перемещаетесь внутри предлагаемых обстоятельств, вы сами в игре. Актеры видят вас, а вы видите мельчайшие нюансы их игры, живые, настоящие реакции. Персонажи могут вовлечь вас в конфликт или игнорировать, как будто вас здесь нет. Но, в любом случае, зритель переживает необычный опыт — опыт полного погружения. Это странно. Необычно. Для многих немыслимо.

— Почему театр называется «Особняк»?

— Не потому, что для него будет построен отдельный особняк или дворец. А потому, что он стоит «особняком» от других театров, не привязан к сцене и линейному действию. Для представления подойдет любое пространство: от дворцов и хижин до обычного отеля. Хотите спектакль в офисе? Прекрасно! Нам останется подготовить пьесу из «офисной жизни», чтобы декорации не диссонировали со временем и местом действия. Или наоборот — противоречили окружающему миру.

Это театр-эксперимент — живой, мобильный, меняющийся, непостоянный. Вне рамок, традиций, стереотипов. Я так его вижу.

— В Ростове уже есть, как минимум, два самостоятельных частных театра (Театр 18+ и «Человек в кубе»). Для чего вы создаете еще один? Чем он будет отличаться от остальных?

— Математика, видимо, не мой конек. Если есть два театра частных и три государственно-муниципальных, еще один не поместится? В городе несметное количество ресторанов, отелей и салонов красоты. Свадебных организаторов не сосчитать. Неприличное число частных кондитеров и тренеров по невероятным вопросам. И все время открываются-появляются-возникают новые. У каждого свой клиент. Так и в случае с театром: у каждого свой зритель.

Наш театр — для тех, кто ищет новых, других впечатлений. Сейчас, в принципе, время разрушения традиций и устоев. Музей должен быть интерактивным, книга, в которой читатель — соавтор, театр, где зритель — не сторонний наблюдатель, а «попаданец».

— Вы воспринимаете проект театра Mrs.Lo как дополнительный пиар агентства FBR или можно говорить о том, что это самостоятельный проект?

— Пока я не могу сказать, что театр — это отдельный проект. Во-первых, и то, и другое растет из моей головы. Во-вторых, театрализация всегда была коньком нашего агентства. Особой фишкой. Сейчас трудно разделить этих сиамских близнецов. Но есть планы на будущее. Они намного серьезнее, чем эпизодические постановки «под клиента». Хотя и от них мы не отказываемся.

Что касается театра — премьера покажет, как развернется его жизнь. Спектакль готовится не для нашего города. Но об этом пока говорить рано. А что касается того, кто кого пиарит: театр — агентство, Оксана Лысенко — театр. Я, скорее, сторонник холистического восприятия мира.

— Вы выбрали в качестве сцены для иммерсивного спектакля отель «Рэдиссон». Чем обусловлен выбор?

— У нас был опыт мини-постановок в «Рэдиссоне». Наше агентство занималось организацией «grand opening» отеля год назад. Думаю, не последним фактором в выборе нас как подрядчика стало то, что мы предложили сделать мини-спектакли в номерах, по которым предполагалось провести экскурсию для гостей события. Так, в трех номерах поселились весьма экзальтированные «постояльцы» со своими историями. Гости вечера были в восторге. Когда мы предложили руководству отеля сделать старт нашего проекта в их гостеприимном отеле, они с радостью согласились на сотрудничество.

Я считаю, что мы с «Рэдиссоном» — прекрасный тандем: они готовы к экспериментам, открыты творчеству и сами являются примером творческого подхода к работе. Кроме того, мне очень нравится интерьер площадки. Он идеально лег на идею первого спектакля.

Фрагмент иммерсивного спектакля с открытия отеля «Рэдиссон»

Легкодоступность ведет к обесцениванию

— На какой материал вы опирались, готовя постановку? Есть ли сейчас пример идеального иммерсивного спектакля?

— Примеров в моих чертогах разума так много, что на них не всегда остаются бирки со страной происхождения. Я не всегда могу вспомнить, откуда в моей голове тот или иной сюжет или образ. Назовем сюжет компилятивным, собранным из тысячи детективов и комедий, попавших в мою память в разное время. Если нужны отсылки к прототипам спектакля, пожалуй, это Чаплин, бразильская тетушка Чарли и немного Агаты Кристи. Все это замешено на джазе и присыпано квестом. Напомню, это спектакль-игра.

Зрители оказываются внутри детективного сюжета. Мы заранее делим их на «следственные группы», которые должны собрать максимум информации. Действие одновременно разворачивается в четырех местах, и потому каждый зритель не сможет увидеть все. Наблюдая за происходящим, ловя на лету и в разных местах реплики, оговорки персонажей и фиксируя улики, зрители перед финальной сценой вновь собираются в группу и обсуждают собранную информацию. Задают уточняющие вопросы персонажам и делают свои выводы, которые запечатываются в конверт и отдаются портье. Разыгрывается финальная сцена, где мы узнаем, кто же преступник.

Те, чьи разгадки совпали с нашим финалом, получают призы. Финалов всего восемь — по количеству персонажей. В зависимости от финала, запланированного на сегодня, мы добавляем или убираем те или иные улики в спектакле. Поэтому вы никогда не узнаете, кто преступник в конкретный день до того, как посмотрите представление.

— Можно часто услышать о том, что искусство «под еду» — это не вполне искусство. Однако вы проводите спектакль в ресторанном зале. Не думаете, что зрители воспримут постановку как дополнение к ужину?

— Спектакль идет не в ресторанном зале во время еды, как могло вам показаться. Он идет в четырех локациях одновременно: ресторан и три гостиничных номера.

Мы ведь говорим о полном погружении, об игре, верно? Еда включена в игру. У нас есть приветственный велком-фуршет в начале, пока зритель собирается. И ужин в финале, когда это логично и правильно — ведь финальная сцена проходит за ужином. И если едят актеры, то с ними ест и зритель.

— Запланирован ли сейчас второй иммерсивный спектакль? От чего будет зависеть его появление?

— Да, идей много. К лету будет два спектакля. Но сейчас мы работаем над «Поймай». Он нас полностью поглотил.

— Стоимость билета на спектакль — 4 тыс. рублей. На какой сегмент аудитории рассчитано представление?

— Легкодоступность ведет к обесцениванию. Да, недешево. Можно сходить в музыкальный театр за 900 руб. и купить еще на 100 руб. чай с булочкой в буфете. Для многих это будет существенная сумма. А можно просто посетить ресторан и оставить там суммы, в разы превышающие стоимость нашего билета. Можно за месяц на пиво и сигареты потратить эту сумму, но легко и незаметно, малыми дозами доставляя себе «радость». А можно один раз сходить в наш театр, где тебе предоставят и хлеба, и зрелищ, и ярких эмоций, и неожиданных впечатлений.

Для сравнения могу привести пример: сегодня 4-5 тыс. руб. — это цена за человека на среднем корпоративе без красной икры и «звезд». По сути, это тот же подход: еда, напитки, зрелища. Мы ведем переговоры с рядом отелей, и они моментально оценивают все выгоды нашего спектакля, тут же примеряя его на свои корпоративные mice-программы.

Кстати, в этом году у нас было уже несколько запросов от клиентов агентства на иммерсивные спектакли для корпоративных программ или клиентских приемов. Эта история в тренде, а трендовые вещи стоят чуть дороже.

Наш сегмент — люди, ищущие свежих впечатлений и ту компанию, с которой они могли бы эти впечатления обсудить. Как бы в «своем кругу».

— Оцените объем вложений агентства в постановку.

— Мы, конечно, не «Черного русского» (иммерсивный спектакљ-триллер по мотивам романа Александра Пушкина «Дубровский», - прим.ред.) ставим и десятки миллионов не вкладываем. Нужно понимать, что разница между Москвой и Югом огромная: и в культурном плане, и в платежеспособности аудитории. Мы это осознавали с самого начала, поэтому шли путем малой крови: не брать в аренду площадок, не использовать декораций и т.п. Но костюмы, реквизит, зарплату актеров (а мне стыдно платить актерам столько, сколько им платят в других театрах, и у нас гонорар немного выше), рекламные расходы — никто не отменял. Режиссер у нас свой, доморощенный и гонораров не требует. Только инвестирует.

Мы не рассчитываем на то, что спектакль окупится в Ростове. Мы готовим его на летний сезон. И надеемся, что курортные просторы помогут нам превратить его в коммерческий проект.

Фрагмент иммерсивного спектакля с открытия отеля «Рэдиссон»

Затишье перед бурей

— Как представитель агентства маркетинговых коммуникаций FBR оцените рынок подобных услуг в Ростове. Насколько он наполнен? Каков его уровень? Насколько он соответствует ожиданиям потенциальных клиентов?

— Event-рынок весьма разнообразен. Наполнен ли он? Скорее, перенасыщен однотипными услугами разного уровня качества. Но на все свой покупатель. Всегда есть те, кто ищет и находит качественные услуги, хочет оригинальных идей, новых ощущений. Вопрос даже не в платежеспособности клиентов, а в неумении отличить «хорошо» от «плохо». Ведь разницу в качестве видят и понимают далеко не все. Иначе многие вещи на рынке просто необъяснимы.

Есть коллеги, за которыми я с интересом и удовольствием наблюдаю. Они держат и поднимают планку. А есть те, кто вянет, сохнет, но живет. Кто-то же их подкармливает?

Предложений по интересным техническим или креативным решениям на Юге совсем немного. Так немного, что мы регулярно вынуждены придумывать новые идеи для технарей или делать новые постановки с артистами, танцорами и т. п. Возможно, кстати, что один из толчков к идее иммерсивного театра — дефицит разнообразия на event-рынке Ростова.

— Вы помогаете организовывать различные мероприятия. Что сейчас в тренде? Чего клиенты хотят чаще всего? Насколько сложно это бывает организовать?

— Тренд на вовлеченность и интерактив, в первую очередь. Люди хотят играть, а не созерцать. Популярны красивые декорации, фотозоны, еда — ведь мы живем в инстаграм-мире. Ярмарка тщеславия — наше все. Есть тренд на понятные и запоминающиеся визуальные месседжи, на максимальное переключение — создание других обстоятельств, отличных от ежедневной гонки за успехом. Хочется оказаться уже на вершине и вдохнуть ветер счастья. Главный тренд — почувствовать себя счастливыми и свободными.

По поводу того, легко ли все организовать. У нас всегда такие сложные и сложноподчиненные проекты, что легко не бывает. Но мы это любим. Нам нравится наша работа. Нравится адреналин. Нравится результат.

— Отличается ли ростовский и южный event-рынок от столичного?

— Да. С одной стороны, там гораздо больше предложений, возможностей и на какие-то позиции ценник ниже. Но при этом московские коллеги также страдают от недостатка «креатива», в чем честно признаются в кулуарных беседах. Сейчас на рынке ощущается некая усталость. Это осознанно или неосознанно понимают и игроки, и клиенты: надо что-то менять, искать. Мы не просто ощущаем, мы ищем новые формы. Помимо иммерсива, у нас готовятся еще две необычные шоу-программы, аналогов которым на просторах интернета не нашли: «Кондитерский мюзикл» и «Домашний театр».

Наши коллеги тоже в поиске. Все чаще создаются какие-то event-союзы, ассоциации, проводятся совместные тусовки. Это неспроста. Это желание найти блеск в глазах товарища, напитаться его вдохновением. Очень интересный проект готовят сейчас Romax: настоящее мультимедийное шоу высокого уровня, которого нам всем так давно не хватало. Так что, я уверена: это затишье перед бурей. Ждите выплеска новых идей.