Лента новостей
Все новости Ростов-на-Дону
Евкурову доверили курировать два направления в Минобороны Политика, 02:24 Одного из задержанных на акции возле Мосгоризбиркома доставили в больницу Общество, 01:51 СМИ узнали о вероятном переходе полузащитника «Ростова» в «Спартак» Спорт, 01:20 Эрдоган назвал сроки развертывания С-400 в Турции Политика, 01:19 Гранж, ар-деко, неоклассика и еще три стильные идеи для ремонта квартиры РБК и Галс-Девелопмент, 01:03 МИД обнаружил «некий сбой» в Киеве после заявления Климкина по морякам Политика, 00:42 США предложат России обсудить в Женеве идею ядерного договора с Китаем Политика, 00:33 В Вологодской области температурный минимум побил рекорд 1912 года Общество, 00:07 Политологи назвали новых глав регионов с худшим политическим менеджментом Политика, 00:00 ЕС приостановил переговоры с Турцией на высшем уровне Политика, 15 июл, 23:52 Вакарчук предложил давать до 15 лет тюрьмы за переговоры с Россией Политика, 15 июл, 23:37 Белый дом номинировал министра армии на пост главы Пентагона Политика, 15 июл, 23:10 Базовые правила: как обезопасить себя от гепатита РБК и Philips, 15 июл, 22:50 Трамп ответил на обвинения в расизме предложением жалобщикам покинуть США Политика, 15 июл, 22:48
Финансовый рынок Юга ,  
0 
Эксперт: частные инвесторы на Юге нашли альтернативу банкам
Директор филиала инвестиционной компании «БКС Премьер» в Ростове-на-Дону Руслан Хисматуллин рассказал, почему «классические» депозиты в кризис теряют популярность
Директор филиала инвестиционной компании «БКС Премьер» в Ростове-на-Дону Руслан Хисматуллин (Фото: предоставлено пресс-службой компании)

Руслан, уходящий год «отметился» целым рядом негативных явлений в российской экономике, начиная от резких колебаний валютного курса заканчивая фактическим разрывом отношений с давними экономическими партнерами. Как отреагировал на эти кризисные явления финансовый рынок?

У нас получился очень «урожайный» год. Из-за сильных движений на рынке, связанных, в том числе, с волатильностью валюты, заметно увеличилось количество обменных валютных операций как в классических банках, так на валютной секции Московской биржи. Соотвественно, росли и обороты.

Второй момент связан с санкциями 2014 года, когда ряд западных стран запретил своим финансовым учреждениям покупку и держание российских ценных бумаг. В итоге они массово продавались по «бросовым» ценам, и в начале 2015 года цены на российские активы были очень низкими. Можно было купить облигации высоконадежных заемщиков – госбанков, промышленных компаний – с дисконтом до 20%, и эти дисконты закрывались за 2-3 месяца. То есть те клиенты, которые могли себе позволить тогда купить еврооблигации, получали доходность 15-20% за несколько месяцев.

Как Вы оцениваете состояние классического банковского рынка в этом году? Какие изменения, на Ваш взгляд, стали ключевыми для этого рынка?

Сейчас мы видим консолидацию этого рынка, с него уходит довольно много игроков – в первую очередь, это банки, у которых ЦБ РФ отозвал лицензию. Другая явная тенденция – резкое сокращение розничного кредитования. Об этом говорит, в том числе, сокращение количества сотрудников кредитных отделов многих банков. Иногда сокращаются целиком отделы – например, автокредитования. Довольно сильно сократились и займы в корпоративном секторе. В большей степени это коснулось малого и среднего бизнеса. Крупным компаниям в этом смысле намного легче – они по-прежнему могут взять кредит под довольно низкую ставку, некоторые получают поддержку государства и так далее.

В этом году ЦБ несколько раз указал банкирам ЮФО И СКФО на то, что они ведут рискованную политику: доля привлеченных средств физлиц в портфелях региональных банков достигает 60%- 80%. В ЦБ считают, что доля таких активов не должна превышать 50%. Согласны ли Вы с этой позицией и насколько, по Вашему мнению, чрезмерное «увлечение» депозитами является риском для кредитной организации?

Риск действительно есть. Но, с другой стороны, привлечение средств физлиц – это едва ли не единственный способ выживания для региональных банков. У представителей «первой десятки», например, есть возможность выпустить облигационные займы. Региональные банки себе этого позволить не могут. То есть теоретически они могут это сделать, но чтобы эти облигации купили, банк должен сделать деньги дорогими для самого себя. Он должен разместить займ под 13-14%, что еще хуже, чем занимать у населения под 12%.

Какие события этого года стали ключевыми для Вашей компании?

Мы отметили приток новых клиентов. При этом к нам пришло довольно много клиентов, которые привыкли держать средства в обычных депозитах. В конце 2014г. и начале 2015г. многие банки, погнавшись за ликвидностью, установили ставки по депозитам на уровне 16-17%. Люди быстро к этому привыкли, то есть для них стало нормой, что можно получить по обычному депозиту доходность в 17%. Но банковские ставки начали снижаться, а выгодные депозиты – закачиваться, потому что большинство банков открывали их на срок не более полугода. И клиенты начали смотреть – где, кроме банка, можно получить такую же доходность.

У нас они получают такую возможность в финансовых инструментах с фиксированной доходностью – это структурные продукты, кредитные ноты, облигационные ноты, которые выпускает наш инвестиционный банк. Они дают доходность до 15-16% в рублях и до 9-10% в долларах. В результате к нам пришло довольно много клиентов с средней суммой инвестиций от 300 тыс. руб.

Если говорить о более крупных частных инвесторах – как изменились в кризис те суммы, которые они готовы "доверять" рынку? Можно ли говорить, что Ваши клиенты сегодня проявляют большую, чем ранее, осторожность?

Весь этот год основная часть наших клиентов приходила на структурные продукты, на облигационные ноты, на покупку облигаций с рынка. Все эти инструменты лежат в области фиксированной доходности , риски в них небольшие. В итоге за год у нас увеличилось и количество клиентов, и объем средств, которые они инвестируют. В основном люди начинают инвестировать от 1 млн рублей и выше. Получив первую доходность, они увеличивают эти суммы. Средний объем инвестиций наших клиентов – 2,5-3 млн рублей.

В этом году появился новый финансовый инструмент – индивидуальные инвестиционные счета (ИИС). Насколько его «распробовали» на Юге России? Есть ли данные о том, сколько таких счетов открыто?

За год по всей по стране открыто не более 100 тысяч индивидуальных инвестиционных счетов. В целом БКС Премьер открыл около 9,5 тысяч счетов. При этом из всех городов России Ростов по количеству фондированных счетов занимает третье место, уступая только Москве и Петербургу. Но вообще, если смотреть на цифры, то это крайне мало, это только «первые ласточки».

Почему, на Ваш взгляд, не удалось сделать новый финансовый инструмент более популярным?

Многое зависит от работы с населением. Нужна поддержка на национальном уровне. Президент России в послании Федеральному Собранию говорит, что около 20 трлн рублей в стране лежит в депозитах. И что нужно перенаправить часть этих средства к корпоративные облигации, которые позволят компаниям занимать деньги на фондовом рынке, минуя банки. Программа ИИС предоставляет такую возможность, то есть сам механизм создан, но теперь его надо поддержать информационно. Пока что люди в большинстве своем просто не понимают, что это и зачем это нужно.

Какова вероятность, что ситуация в ближайшее время изменится? Или этот проект можно считать «провалившимся»?

Я думаю, что всплеск интереса к ИИС мы увидим, начиная с мая 2016 года. В марте люди подадут свои налоговые декларации, в течение месяца-двух они получат на свои счета суммы возврата НДФЛ за 2015 год. И те, кто первыми получат такой возврат, начнут рассказывать об этом – сработает механизм «сарафанного радио». И тогда начнется вторая волна, которая будет гораздо больше первой. Но, конечно, кроме низкой информационной поддержки сейчас свою роль играет общее снижение покупательной способности населения — многие из тех, кто раньше мог инвестировать часть средств, сейчас позволить себе этого не могут.

В этом году Вы инициировали свой личный проект – «Школу финансовых советников». Насколько успешным он оказался?

Всего в «Школе финансовых советников» участвовало около 70 человек. Проект состоит из четырех занятий, последнее из них предполагает защиту личных финансовых планов. Провести такую защиту изъявили желание 25 наших слушателей. Защитило в итоге 9 человек. Ради этого мы даже пригласили из Москвы нашего специалиста по финансовому планированию Сергея Дейнеко, который три дня работал с нашими слушателями, консультируя и помогая им. В 2016 году я планирую продолжить этот проект.

Что этот проект дал слушателями и лично Вам?

У «Школы финансовых советников» было несколько целей. Это, во-первых, повешение финансовой грамотности. Потому что финансово неграмотный человек всегда впадает в одну из двух крайностей – он либо готов доверять всем подряд, либо не доверяет вообще никому. И то, и другое плохо и для финансового рынка, и для государства, и для самого человека. Во-вторых, в нашей отрасли в целом сегодня очень мало готовых специалистов – тех, кто имеет высшее экономическое образование, полностью разбирается во всех инвестиционных инструментах, и самое главное — умеет разговаривать с клиентом на его языке. Поэтому я решил предложить слушателям стать финансовыми советниками для самих себя – как минимум, начать понимать финансовый язык. Я не исключаю, что в будущем они смогут попробовать себя в роли наших сотрудников. И, наконец, мне хотелось бы, чтобы такая школа развивалась и продолжала работать в последующие годы. Но, чтобы проект жил, нужно подготовить людей, которые будут им заниматься завтра.